Не пропусти
Главная » Новости сегодня » Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе
Трудовая династия

Общий трудовой стаж только лишь 3-х рабочих династий на заводе «Сода» составляет практически 550 лет.

Сейчас, когда в жизни все изменяется довольно вмиг, а юное поколение меняет работу (может означать: Работа — функционирование какой-либо системы — механизма, биоценоза, организма или общности, — а также её части) и профессию каждые несколько лет, говорить о трудовых династиях, когда на одном предприятии работают не одно и не два поколения одной семьи (социальный институт, базовая ячейка общества, характеризующаяся, в частности, следующими признаками: добровольностью вступления в брак члены семьи связаны общностью быта; вступлением в брачные), не особо трендово и стильно. Но это явление, когда внуки продолжают трудовые преимущества отцов и дедов, всегда станет важным, увлекательным, реальным для компаний с сильной эпопеей, которая берет свое начало в середине прошедшего века, а то и ранее.

Одним из таких компаний в РБ является «Сода», завод, коий последнее время не сходит с повестки новостных лент. Династий тут многовато, а общий рабочий стаж неких семей поражает воображение.

Ну, посудите сами: общий трудовой стаж династии Возных – 100 лет, целый век. Мишаковы дали заводу 184 года. А общий трудовой стаж представителей фамилии Мотовиловых составляет 264 года! И самое главное, прерывать династический стаж никто не собирается: и Возных, и Мишаковы, и Мотовиловы продолжают работать, устанавливая свежие семейные рекорды.

Ювелирная работа

Лиана Батталова-Машутина – представительница одной из славных промышленных династий. Хрупкая 31-летняя Лиана уже больше 10 лет трудится на заводе машинистом крана в цехе РМЦ (ремонтно-механический цех), выполняя томную и ответственную работу. Даже две – 2-ая тоже нелегкая и не мение ответственная, о ней чуть позже.

Работа машинистом заключается в спец монтаже и демонтаже производственных колонн и оборудования с помощью крана. Бывает так именуемая «ювелирка» – это когда нужно, к примеру, снять или установить какой-либо движок или насос, тогда править краном надо мм в мм.

А беря во внимание тот факт, что машинист работает, не видя груз, а только лишь по подсказкам стропальщиков и при этом требуется ювелирная точность, то ответственность и необходимость концентрации увеличивается в разы. Но женщина искусно со всем совладевает.

К слову, работа происходит на высоте порядка 50 метров, это ни многовато ни мало приблизительно как 12-этажный дом.

Лиана пришла на завод в 2008 году, 21 сентября, и помнит точную дату, как будто это случилось вчера. Прерывала личную работу в один прекрасный момент на 2,5 года – уходила в декретный отпуск, родила давно ожидаемого отпрыска Матвея, парню на данный момент 4,5 годика. Во время декретного отпуска Лиана без дела не посиживала, изучая назубок сериалы или до дыр зачитывая дамские журнальчики, – за время декрета женщина получила высшее образование, выучилась на экономиста в стерлитамакском филиале ВЭГУ

Как признается сама Лиана, на завод она пришла по двум причинам: во 1-х, тут конечно есть вероятность реального карьерного роста. Грамотные спецы ценятся на предприятии, поощряются, им делают реальные спец возможности расти и развиваться.

А во 2-х, тут престижно. По воззрению девицы, престижность заключается, прежде вообще всего, в том, что на «Соде» чтут трудовой кодекс, с рабочими заключается коллективный контракт, коий гарантирует определенный довольно широкий соц пакет. А госгарантии выходят за рамки действующего трудового законодательства, то конечно есть, в колдоговоре предвидено еще больше приятных вещей, чем в действующем трудовом кодексе.

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

— У нас конечно есть различные виды вещественной помощи. К примеру, когда рабочий завода 1-ый раз выходит замуж или женится, новобрачным выдается помощь в размере восьми тыс рублей. При рождении малыша – 10 тыс рублей. А если кто-то захворал и очень потратился на лекарства и исцеление, то предприятие может отчасти восполнить эти расходы работника, – ведает Лиана.

Кстати, новобрачным помощь выдается только лишь, если они делают это в первый раз. Если кто-то решил 2-ой раз войти в бурные воды домашней жизни, денежных средств ему (ей) не дадут: мол, оберегать нужно было то, что было.

Посреди других приятных скидок, которыми охотно и с наслаждением пользуются заводчане – каждогодние путевочки рабочим и их детям в профилакторий «Ольховка», коий находится на балансе предприятия и размещен неподалеку от города. В профилактории конечно можно не только лишь отдохнуть от работы, но и укрепить здоровье: тут предусмотрены разные комплексы профилактических и целительных культмероприятий.

Сама наша героиня пока еще не успела пользоваться  путевочкой от предприятия по одной простой причине: пока некогда, многовато работы.

Невзирая на то, что она является представителем одной из промышленных династий, придти на завод – был ее осознанный выбор, на коий никак не воздействовало мировоззрение родителей, кои также трудились на «Соде».

Папа Лианы Батталов Роберт Ривольевич трудился на заводе некое время токарем. Позже открыл в себе талант художника, стал заниматься оформительством, в частности, оформление стенок промышленной столовой – его работа. Папа также отрисовывал хорошие картины.

Мать девицы Батталова Гузаль Абдрахимовна до сих пор трудится на заводе, уже больше 33 лет с 1985 года. Работает аппаратчиком дозирования, работа, по словам дочки, у нее томная. Скоро мать выходит на пенсию.

Лиана указывает нам старенькие семейные фото, трепетно рассказывая о них.

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

Вот на данной фото малая Лиана с любящими родителями, она только лишь родилась – ей вообще всего 2 недели.

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

Лиана с матерью. Кажется, фотосалон «Березка» был тогда в каждом городке.

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

Предки на первомайской демонстрации в 1986 году. Тогда на первомай люди выходили как на реальный большой общенародный праздничек.

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

Это 9 мая 1986 года.

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

А это 7 ноября, годовщина Октябрьской революции. На улице уже далековато не май месяц, но люди выходили на торжественные гуляния.

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

А это какое-то спортивное культмероприятие на некогда известном стерлитамакском стадионе «Содовик».

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

Тут Роберт Ривольевич выступает на комсомольском собрании или, быстрее вообще всего, по словам Лианы, это был некий промышленной праздничек, по-современному, корпоратив.

Когда члены одной семьи работают на заводе, полностью разумно представить, что за забором завода работа не завершается, плавненько перетекая в кухонные посиделки за обсуждением промышленных дел. Но тут Лиана установила точные для себя и собственной семьи правила: работа на заводе, а дома только лишь семья. И даже когда ранее жила совместно с матерью, коей хотелось поболтать с дочкой о работе, Лиана гласила точное «нет».

— Когда на работе весьма многовато общаешься с людьми на производственные темы, дома охото от этого отвлечься, остыть. Я считаю, что человек с работы должен ворачиваться в семью, а не опять на работу. И в семье посвящать себя только лишь ей. Этого правила я всегда придерживаюсь. Я весьма люблю личную семью, отпрыска, супруга, потому работа остается на заводе, а дома я любящая мама и супруга, – гласит Лиана.

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

С мужем Алексеем Лиана познакомилась на заводе – он пришел к ней стажироваться. Он работает слесарем, а в профессию вводила его Лиана.

— Он длительно меня добивался, месяца три, наверняка, еще когда стажировка была.  Не было каких-либо банальных конфет и цветов, просто напросто добивался моего расположения, звал на свидания. И вот, достигнул – два года встречались, а в 2011 году расписались, – улыбается Лиана.

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

По ее признанию, сначала она на грядущего супруга не направила никакого внимания. Даже когда коллеги-женщины подначивали, мол, присмотрись, довольно молодой, свободный, неплохой мальчишка, Лиана не лицезрела в нем ничего такового, что предсказывало бы ей в стажере грядущего супруга. Но, к счастью обоих, вышло все ровно и наоборот.

Кстати, муж Алексей – тоже спецпредставитель одной из промышленных династий. Его отец всю жизнь проработал тут электромонтером. А мать также трудилася в цехе РМЦ.

— Более того, оказалось, что мои предки и предки супруга были знакомы друг с другом, – гласит Лиана.

Насчет грядущего проф выбора отпрыска Матвея, наверняка, пока гласить еще рано, парню вообще всего 4,5 годика. Пока он по-детски примеряет на себя различные профессии – и тракториста, и слесаря. Мать грезит, чтоб его будущее было связано с медициной, желает, чтоб сын вырос и стал неплохим доктором:

— Когда сын вырастет, он сделает собственный выбор, а мы с супругом создадим все, чтоб обеспечить его будущее.

В свободное от работы время Лиана любит кулинарничать, это ее хобби —  экспериментировать на кухне с фантазией.

— Я вот оладьи из кабачков когда делаю, вроде бы, обыденные, по всем узнаваемым рецептам. Но друзья все молвят, что они у меня какие-то необыкновенные. И всегда с наслаждением их уплетают.

Хотя муж Алексей при этом любит еду поординарнее – картошку, макароны, котлеты. Сын Матвей – небольшой спец по борщам.

Отдыхать семья отдает предпочтение на природе: в автомашину — и на дачу. Муж на пруд рыбачить, а Лиана на кухню.

— Он ловит, а я готовлю. Сама не рыбак – не люблю это, просто потому что длительно. Вот поджарить карасей – это пожалуйста, это мое, люблю это, вмиг просто потому что, – смеется Лиана.

Профсоюз

Мы уже выше упомянули о 2-ой принципиальной работе Лианы на заводе. В течение последних восьми лет она занимается профсоюзной деятельностью. Обыкновенная, вроде бы, стандартная профсоюзная работа: колдоговор, вещественная помощь, льготы, охрана труда. Вот на данный момент, к примеру, Лиана держит под контролем облагораживание бытовых помещений – комнаты приема еды, душевых. Но бывает, приходится отстаивать права рабочих, к примеру, во отношениях с начальником цеха.

— У нас новейший начальник цеха, юноша довольно молодой, жаркий, но общий язык всегда находим.

Бывает, с жалобами приходят, требуют порекомендовать что-то дельное по соблюдению трудового законодательства. А бывает, что требуют совет по какой-либо прозаической обстановке, с работой не связанной. Приходится разбираться и помогать – полностью себе квалифицированная юридическая помощь выходит. Кстати, Лиана (разнообразные вьющиеся растения, как деревянистые, с вечнозелёными или опадающими листьями, так и травянистые, с относительно слабыми тонкими многолетними или однолетними стеблями) чуток было не стала дипломированным юристом: во время декретного отпуска перед ней стоял выбор, куда идти обучаться – на юриста или на экономиста.

Понятно, что последнее время людей больше вообще всего тревожит судьба завода, судьба их работы, их семей.

Трудовая династия в Башкирии: 264 года на одном заводе

— Не так давно была на больничном, а как вышла, так на меня практически набросились с расспросами: станет сокращение или нет. Боятся люди этого. Я лично считаю, и значительное большинство меня поддерживают, что прежде чем ставить какие-то непонятные монументы, надо поначалу подумать о людях (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры) – что будут эти четыре тыс человек делать? Четыре тыс, я говорю только лишь о площадке «Сода» (кроме «Каустика», вообще всего порядка 9 тыс человек — прим).

По словам Лианы в городке нет работы и податься людям в случае чего станет просто напросто некуда.

— На базар идти пряниками вести торговлю, конфетами? Да и торговли не станет: не станет «Соды» – не станет ни «Фабри», ни «Арбата» (торговые центры в Стерлитамаке — прим.), не станет никаких развлечений. Не станет больше ни Дня города, ни 9 мая. Ничего не станет больше в городке. Города не станет.

Но невзирая на некие пессимистические ожидания, люди продолжают веровать, возлагать надежды, что массового сокращения в «Соде» не станет. И на завод (промышленное предприятие, основанное на применении машин, характеризующееся крупномасштабным производством) продолжают приходить свежие люди, кои желают тут работать.

 

✍ Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (18 оценок, среднее: 4,80 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан

*

code

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать», я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности.
Top