Главная » Общество » Пенсионная реформа и зона комфорта власти — она уже шатается

Пенсионная реформа и зона комфорта власти — она уже шатается

Люди и власть

Пенсионная реформа стала самым суровым политическим вызовом для русской власти за долгие и долгие годы. Причина кроется в том, что реформа поставила под опасность ту модель управления, на коей базировалась власть и в коей ей было комфортабельно.

пенсионная реформа

Если поглядеть на 18 лет правления Владимира Путина, то мы увидим, что вся его власть и весь его фуррор строился на том, что власть в целом всегда делала то, что от нее желает люд. Отсюда и родилось известное «путинское значительное большинство». Путин обладает исключительной властью, просто потому что он (он один-единственный) понимает, чего желает люд, и делает то, что желает люд.

Эта формула представлена в том виде, в каком ее желает созидать сама власть. В действительности, естественно, все было несколько труднее. Трудности две — как найти, что такое люд, и, главное, в чем же состоят его настоящие желания.

Эта задачка решалась несколькими методами. 1-ый метод — это реклама (направление в маркетинговых коммуникациях, в рамках которого производится распространение информации . Слово «реклама» происходит от латинских глаголов «reclama» (выкрикивать) и «reclamare») во всех ее формах. Чем подольше продолжалось правление Путина, тем реклама становилась лучше. Сущность рекламы — разъяснить народу, чего он желает на самом деле. Разъяснить, что он желает «сильной руки», агрессивной наружной политики, угнетения различных несогласных, огосударствления экономики. Такое навязывание желаний не вызывало сопротивления, в итоге чего и создавалось чувство, что власть вправду делает то, чего желает люд.

Но тут безизбежно появляется вопросец: вправду ли люд желает этого, либо же он просто напросто неразговорчиво воспринимает желания, спущенные сверху? И тут врубался 2-ой метод воздействия: на помощь рекламе приходила социология. Бессчетные социологические опросы, проводимые приближенными к власти центрами, обязаны были подтвердить, что никакого навязывания нет, что люд вправду желает того, что делает власть. Отсюда родилась именитая формула с 84 процентами, одобряющими любые деяния президента.

Правительство и пенсия

Выходит, что реклама и социология отлично дополняли друг друга, решая главную задачку — формируя тот люд, коий нужен власти. Имея таковой люд (пусть он и был виртуальный), власть ощущала себя уверенно и комфортабельно. Но такая ситуация могла продолжаться ровно до того момента, пока из-за спины виртуального народа не покажется люд настоящий, не вписывающийся ни в рекламу, ни в социологию.

Пенсионная реформа изменила всё. В первую очередь просто потому, что чуть ли не в первый раз власть решила сделать то, чего люд совсем точно не желает. «Политика желаний» в первый раз отдала настолько суровый сбой, и власть, столкнувшись с реальным, а не с виртуальным народом, кажется, не понимает, что ей делать.

Судя по тому, что мы смотрим в течение последних полутора месяцев, русское управление решило действовать теми же способами, что и все прошлые годы. За место того, чтоб услышать люд и отменить/скорректировать реформу в взаимосоответствии с его желаниями, власть решила сконструировать себе таковой люд, коий хочет данной реформы — а потом уверить реальных людей, что они и конечно есть данный люд.

Главный способ решения данной задачки остается пропагандистским. С помощью СМИ, политиков, соцсетей власть практически закидывает общество сообщениями о том, как многовато людей желают работать до самой старости и как никто не желает выходить на пенсию в 55 или 60 лет. Упор делается не на качество таких аргументов (абсолютно каждый из них по отдельности смешон), а на их кол-во. Задачка — сделать таковой массив схожих сообщений, под которым общество дрогнет и подумает, что значительное большинство вправду за новейший пенсионный возраст. Потому чем далее, тем таких сообщений станет больше и больше — из самых различных уст, по самым различным каналам.

2-ое направление рекламы — показать, как немногочисленны противники реформы. Данный ударение было отлично приметно после митингов, кои прошли не так давно в городках державы. И СМИ, и даже телеграм-каналы, ближайшие к власти, упирали на то, как мало людей пришло на спецакции и, как следует, как мало людей недовольно реформой (изменение правил в сфере человеческой жизни, не затрагивающее функциональных основ, или преобразование, вводимое законодательным путём). Налицо обычная попытка поделить общество на значительное большинство и меньшинство — значительное большинство, очевидно, желает конкретно того, что делает власть. Или как минимум не возражает.

По всем правилам, на помощь рекламе, как и ранее, должна придти социология. Но тут конечно есть широкие трудности. Все проведенные социологические опросы демонстрируют, что около 90% населения выступают против реформы. Утверждать оборотное не осмелится даже русская реклама. Стоит направить внимание на то, что главный муниципальный социологический центр ВЦИОМ с момента объявления пенсионной реформы не опубликовал результаты ни 1-го опроса на «пенсионную тему». Но нет колебаний в том, что как только лишь опрос покажет результаты, хоть сколько-либо устраивающие власть, они будут размещены и истолкованы в ключе, удачном государству.

По состоянию на конец июля 2018 года все эти пробы нельзя признать очень успешными. Раздражение общества пенсионной реформой не спадает, и ко второму чтению указа в Госдуме оно не пропадет. Причина в том, что реформа вправду затрагивает интересы всякого человека. В отличие от прошлых, достаточно отвлеченных, политических решений власти сегодняшнее решение более чем непосредственно.

Путин с Медведевым комфорт

Это означает, что одними пропагандистскими и информационными способами задачку не решить. Когда человеку молвят, что он желает «сильной руки» и «сильного гос-ва», он с легкостью может согласиться, просто потому что ему на самом деле все равно, он таких больших материй не понимает. Но когда ему молвят, что он на самом деле желает выйти на пенсию в 65 лет, он не согласится, просто потому что он точно понимает, что он этого не желает.

Иными словами, пенсионная реформа нашла кризис той политической модели, на коей держалась русская власть. Как выяснилось, виртуальным народом с его виртуальными желаниями править полностью конечно можно, но только лишь до определенных пределов. Эти пределы в 2018 году были нащупаны.

В этом смысле неслучайны рассуждения о «зоне комфорта», кои мы услышали из уст депутатов Госдумы. Они призывают люд выйти из данной зоны, но на самом деле из зоны комфорта, сложившейся за 18 лет, пока приходится выходить самой власти (это возможность навязать свою волю, управлять или воздействовать на других людей, даже вопреки их сопротивлению). И ей это очевидно не нравится.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан